Обзор прессы

6 Июня 2018 12:03

Андрей Титич: «Когда у тебя трое детей, выездные туры – это санаторий»

Капитан «Урала» Андрей Титич в интервью «БИЗНЕС Online» рассказал, почему в 2011 году отказался переходить в казанский «Зенит», назвал Сергея Шляпникова своим тренером и вспомнил поход на передачу «Кто хочет стать миллионером?».

«У АБРАМОВА ВКУСНАЯ ПРОДУКЦИЯ, НО ДОРОГАЯ»

– Почему у Андрея Титича так много хейтеров?

– Не знаю. Они есть?

– Алексей Спиридонов. Он мимо вашей фамилии не пройдёт.

– Вы что? Мы со Спириком хорошие товарищи. Вы меня даже удивили. Я по своей натуре жизнерадостный человек. У меня ни с кем не было никогда проблем. Спиридонов – тоже парень, который любит пошутить. Мы с ним в очень хороших отношениях, переписываемся часто, встречаемся на выездах. Я считаю, что у меня нет ненавистников.

– Вас все любят?

– Нет, не все. Но у меня со всеми нормальные, хорошие отношения.

– В суперлиге нет людей, которым есть за что на вас обижаться?

– Я считаю, что нет, хочу в это верить. Я старался никого не обижать, хоть я шутник. Всегда стараюсь быть честным человеком, не врать. Бывают локальные конфликты, они у всех есть. Поругались – помирились. Я ни на кого не обижаюсь и надеюсь, что на меня зла никто не держит. До драк нигде не доходило.

– В этом году могло дойти до драки, когда вы Ярослава Антонова с Константиновым Брянским разнимали. Подобные случаи раньше в карьере бывали?

– Нет, первый раз такое. Я вообще удивился, не понимал, что делать. Я никого не защищал, они взрослые мужики, сами за себя могут постоять. Просто ничего плохого не хотелось допускать. Никогда не знаешь, чего ждать от людей, если это не твои друзья. А тут был разговор на повышенных тонах и я хотел просто прикрыть тренеров и сказать, что не надо ругаться, надо жить мирно.

– 1 апреля на сайте «Урала» появилась новость, что Андрей Титич в новом сезоне будет играющим тренером. Как вы на это отреагировали?

– Мне мама позвонила. Говорит, есть моё интервью на сайте. Думаю, может, я что-то пропустил? Я знаю, с какими людьми работаю. Пока я спал, пресс-служба клуба не спала (улыбается). Понял всё сразу, посмеялся.

– А мама как отреагировала?

– Она стала читать мне, я говорю, подожди-подожди. Дала вставить мне слово, я объяснил, что это шутка.

– После завершения карьеры вы бы хотели стать тренером?

– Это будет, как минимум, через 20-25 лет (смеётся). Раньше, когда меня спрашивали, я всегда говорил «нет». Сейчас я не знаю, что и как сложится. Здесь очень спорный момент. Когда ты игрок, ты потренировался и идёшь отдыхать. А тренер продолжает работать после тренировки. У меня большая семья, не факт, что на такую работу хватит времени. Прямо сейчас я не знаю, буду ли тренером в будущем.

– Павел Абрамов после карьеры, например, решил стать фермером…

– Наша семья покупает его цельнозерновую продукцию.

– Вкусно?

– Да, но дорого.

– У вас есть мысли, чем вы можете заняться после завершения карьеры?

– У меня есть мечта. Но она перестаёт быть мечтой, если о ней знают все. О ней знает моя жена и на этом хватит.

– Это бизнес?

– У кого как. Я не буду ничего говорить, не пытайте меня (смеётся).

«БЛАГОДАРЕН ШЛЯПНИКОВУ ЗА МОЁ СТАНОВЛЕНИЕ»

– Вы ведь могли оказаться в Уфе намного раньше. Почему не получилось в первый раз?

– Я был на просмотре в Уфе, когда главным тренером был Юрий Маричев, а старшим – Александр Кариков, с которым мы вместе работали ещё в московском «Динамо». Я приезжал на просмотр, когда «Урал-2» был в высшей лиге А. Всё шло к тому, что я останусь в фарм-клубе. Но в последний момент появился вариант с Ярославлем и я оказался там. Нисколько об этом не жалею.

– С финансовой точки зрения в Ярославле было намного лучше?

– В плане финансов было даже хуже, но это была суперлига. Могу сказать, что «Ярославич» мне очень помог в плане становления. Я очень благодарен Сергею Шляпникову за то, что всё так сложилось. В первый год я периодически появлялся на площадке, а в следующем сезоне у нас не было второго доигровщика, и Шляпников ставил меня в состав. Иной раз терпел, в другой раз – ругал. Но я набрался опыта. Рядом были люди, которые мне очень помогали – Вадим Хамуцких, Боян Янич, который всегда мог прикрыть и вообще был практически русским парнем.

– Когда вы поняли, что сможете заиграть на уровне суперлиги?

– Моим первым клубом было московское «Динамо», там я провёл пять-шесть сезонов во второй команде. Потом были Воронеж и Владимир. Ничего позитивного о тех временах в вышке Б я сказать не могу. В какой-то момент казалось, что лучше я уже играть не смогу. Я не ломался в характере, просто казалось, что я хороший игрок для высшей лиги Б и на этом всё, хотя школа у меня была хорошая. И на вышку А и на суперлигу смотрел, открыв рот. Неожиданно после сезона во Владимире мне поступило несколько предложений. Думать над ними я не стал – сразу согласился. Деньги были вообще не важны, мне надо было просто играть и заявлять о себе.

– Сколько тогда получали игроки высшей лиги Б?

– Ой, давно это было. Помню, в те времена создавалась команда «Динамо» из Ленинградской области. Все знали, что они сразу пойдут дальше. Игроки получали 100 – 150 тысяч рублей в месяц. У нас зарплаты были намного скромнее. Максимум 50 тысяч.

– Почему вы в свое время ушли из системы московского «Динамо»?

– В то время нас тренировал Ярослав Антонов. Мы выросли, отыграли своё во второй команде. Кто-то прошёл дальше, в первую команду. Никиту Лямина начали подключать к основной команде. Вторая команда должна готовить игроков в суперлигу. Если волейболисты к определённому времени не раскрывают себя, то им искать путёвку в жизнь в других командах. Первый переход всегда волнительный. Ты провел в клубе шесть лет и надо куда-то уходить. А куда уходить – ты не знаешь. Что делать – тоже не знаешь. Агентов не было, могли только напрямую договориться. Вот так я и оказался в Воронеже.

«ОТКАЗАЛСЯ ОТ КАЗАНИ, ЧТОБЫ НЕ СИДЕТЬ В ЗАПАСЕ»

– Как отреагировали на звонок Владимира Алекно, когда он позвал вас в «Зенит»?

– Была знаменитая серия с «Ярославичем», когда в пятом матче мы вели со счётом 14:11. Судья Уваров вытащил Казань в полуфинал. После этого «Зенит» выиграл чемпионат России и Лигу чемпионов. Прошло два-три дня, мы были в Ярославле, переживали поражение. Позвонил Владимир Романович, предложил перейти в Казань. Когда тебя зовут в Казань в 25 лет, это очень приятно. Я понимал, что провёл неплохой сезон в клубе, в котором нет денег, но он бьётся на равных с маститыми командами. Когда ты играешь в команде ниже среднего уровня и тебе звонят из Казани, то отказаться сложно. В «Зенит» зовут не всех, это важный момент. И чемпионом хочется всем стать.

– Почему вы тогда отказались от перехода в топ-клуб во главе с главным тренером сборной России?

– Я не рассматривал переход с точки зрения попадания в сборную. Я рассматривал клуб, в котором мне будет лучше. Если ты хорошо играешь и заслуживаешь место в сборной, то ты в неё попадёшь из любого клуба. Сначала всё шло к переходу в «Зенит», но потом посоветовался, пообщался с людьми и принял другое решение. Тогда ходил слух, что в Казань приедет Османи Хуанторена, была сильная линия доигровщиков. Мне после первого полноценного сезона хотелось больше играть, а не сидеть в запасе – аппетит приходит во время еды. А в это время ещё и Шляпников перешел в «Факел». Он мне предложил пойти с ним. Подумав, что от добра добра не ищут, я зацепился за своего тренера. Туда же перешли Семён Полтавский и Боян Янич. Я решил, что буду играть в «Факеле» и не пожалел об этом.

– В «Зените» предлагали больше, чем в «Факеле», но вы хотели играть?

– Деньги – это, конечно, здорово. Но когда ты молодой, нужно играть. Если ты хорошо будешь играть, деньги за тобой потом в очередь встанут. У меня в переговорах деньги никогда не выходили на первый план. Они даже не на втором месте. Но если вы спрашиваете про это, то могу сказать, что в «Факеле» тоже всё было достойно. Конечно, мне надо содержать семью. Вот сейчас у меня трое детей – их надо учить, воспитывать, в садик водить. Но в плане денег у меня всегда была такая позиция: дайте мне моё, а чужое мне не надо. Я никогда не смотрел с завистью на других. Ни в одном клубе деньги не были камнем преткновения. Я получал столько, сколько стою.

– У «Факела» тот год собрался очень серьёзный состав. Полтавский, Абросимов, Соколов, Макаров, Янич, Пантелеймоненко. Но сезон получился плохим, вы вылетели в 1/8 финала. Почему так?

– У каждого из той команды свой взгляд на эти вещи, я выскажу своё мнение. Не надо было, наверное, убирать главного тренера в декабре. Убрали Сергея Константиновича, где-то с игроками и руководством не сошлись. При нём мы шли нормально. Когда уволили Шляпникова, началась чехарда с тренерами, Чутчев немного побыл главным, Бузато попробовали. Откровенно говоря, ничего не получилось, и заслуженно проиграли Харькову.

«В ЯРОСЛАВЛЕ ПРИХОДИЛОСЬ ЗАНИМАТЬ ДЕНЬГИ»

– Вы очень часто меняете команды, при этом это у вас большая семья. Неужели жена ни разу не подошла и не сказала, что она устала от постоянных переездов?

– Никогда не было. Я сам бы хотел спокойно играть в одном клубе, если меня и семью всё устраивает. Но жизнь складывается по-разному, где-то прекращается финансирование, клубы закрываются, как это было в Нижнем Новгороде. Кому-то просто не подходишь и не нужен – всякое бывает. Жена и дети никогда мне ничего не говорили. Жене нравятся переезды. Вначале было тяжело, первые пару лет, но потом семья всегда ездила со мной. В Уфе сейчас получилось так, что сошлись интересы моей семьи и клуба. Сын в следующем году будет заканчивать девятый класс, в такой момент не очень хочется менять школы, пусть в одном составе два года поучится, с одними учителями. 4-летняя дочка торе нашла свои занятия в Уфе. А самый младший ребёнок ещё совсем маленький.

– Как вы находите время на семью, если у вас две тренировки в день, игры, постоянные разъезды?

– Это непросто. С другой стороны, у бывшего главного тренера «Уфы» Сергея Семака семь или восемь детей. Я вообще не представляю, как такое может быть. Конечно, мне бывает тяжело. Каждому надо своё внимание уделить, все дети разного возраста. Старшему 15 лет, младшему недавно девять месяцев исполнилось. Мы с женой иногда шутим, что я уезжаю на выездные туры, как в санаторий (Улыбается). Я везде сплю – в автобусе, в самолёте. Потому что дома маленький может и в пять утра проснуться, большой может с уроками до ночи просидеть. Но это всё мелочи. Когда дети рождены в любви – это счастье. Ты приходишь домой, они тебе улыбаются, смотрят на тебя. Хорошо, что у меня жена ко всему с пониманием относится. Она пытается максимально отгородить меня от домашних дел. Все прекрасно понимают, что волейбол – это наша общая работа, она нас кормит.

– Во многих клубах у вас были задержки по зарплате. Были моменты, когда вы сидели и думали над тем, где взять деньги?

– Такое было. Когда у нас еще был только один ребёнок, в Ярославле случился кризис и стало очень тяжело. Были такие ситуации, когда кто-то машину продаст и все сразу друг у друга деньги начинали занимать. Это, наверное, нас и сплотило. В итоге у Ярославля был один из самых удачных сезонов в истории. В Нижнем Новгороде директор сказал, что с нами рассчитаются, проблем не будет. Конечно, мы сейчас живём в такое время, когда уверенности нет даже после таких слов. Но ты веришь и стараешься играть. Наша задача – играть, их – искать деньги.

– В Нижнем Новгороде вам всё заплатили?

– Да, мне везде всё отдали.

– Когда всё в команде так плохо, игрок думает о том, когда закончится сезон, чтобы потом уйти в новую команду?

– Никогда такого не было. Всегда было неприятно, когда люди со стороны так думали или говорили. Даже если нам заплатят, или не дай бог не заплатят, я не думал, что на следующий сезон надо искать команду. В какую команду ты можешь пойти, когда ты руки опускаешь? Человек, который выходит играть, не думает, что у него что-то не так, он просто играет. После матча он опять начинает думать о проблемах. На тренировках такое давление может сказаться. Но мы всегда старались держаться. Мы вылетели с Нижним Новгородом не только потому, что у нас были проблемы с финансированием. Была проблема с заявкой игроков. Мы играли одной четвёркой, остальные восемь человек были с молодёжки, которые в своей лиге шли на девятом месте. Это слабое усиление. Тяжёлый был сезон, мы знали, что вылетаем из суперлиги, даже если бы выиграли чемпионат.

«В СЛЕДУЮЩЕМ СЕЗОНЕ НАДО ПОПЫХТЕТЬ»

– У «Урала» получился очень неровный сезон. Почему?

– Если детально проанализировать сезон, то мы все свои игры, кроме матча с «Динамо-ЛО» выиграли. Мы на бумаге должны были эти матчи выигрывать. Но на бумаге одно, а на деле другое. Люди тоже на той стороне площадки деньги получают и в волейбол играют. Мы зацепили «Кузбасс», Питер дома. Матчи в конце сезона вообще были лучшими, если не брать игру с «Факелом». По содержанию игры, матчи с «Динамо», «Белогорьем» и «Локомотивом» были лучшими в сезоне. Если бы мы так играли весь чемпионат, то всё было бы отлично.

– Почему так не играли?

– Может, потому что были прижаты к стене, а, может, просто не сыгрались. Тренер говорил, что в начале не знал нас, а к концу сезона мы стали лучше понимать друг друга. Мы были достойны играть в плей-офф. Но везёт тому, кто везёт. «Нова» тоже заслуженно в плей-офф попала, они это доказали.

– Появление Райли Барнса сказалось на вас и Егоре Феоктистове? Стало психологически сложнее?

– Не думаю, что это сказалось. Мы с Егором весь сезон провели ровно, просто кто-то выпадал в одной или в двух играх. Нельзя весь чемпионат провести на одной волне. Это никак не связано с Барнсом.

– Что вы чувствовали, когда узнали, что Белгород едет в Самару вторым составом?

– Если честно, я полностью прочувствовал другой момент. Мы играли с Грозером два раза подряд за одну неделю, он чуть ли не лучшие игры в сезоне выдал. Грозер приезжает к нам с «Локомотивом», потом мы едем в Белгород и там опять он. Это было неприятно. Много уже муссировалось по поводу приезда «Белогорья» в Самару вторым составом. Кто-то говорит, что это не спорт. Они имели право так сделать. Команда исходит из своих интересов. Значит, им было важнее подготовиться к еврокубкам. Второй состав Белгорода, по моему мнению, посильнее многих первых составов. Приехали Бакун, Ярещенко, был неплохой первый темп. В Самару приехали играть не дети.

– Не было мыслей, что в этот день весь мир против вас, всё идёт не так?

– Нет. Я ни на кого не жалуюсь. С точки зрения очных встреч мы «Нову» обыграли со счётом 2:0 и 6:1 в партиях. Но это спорт. Они проявили себя в других матчах. Всё заслуженно.

– Когда вы шли на третьем месте, были мысли, что в этом году получится попасть в еврокубки?

– Я и в прошлом году шёл с «Югрой-Самотлор» на втором месте после шести туров. Я всегда говорю, что в таблицу надо смотреть в марте. Мы посмотрели – получилось не очень, это надо признать. Хороший расклад был до того момента, пока мы не стали играть с лидерами. Когда сыграли с «Динамо», Казанью, Белгородом и «Факелом» сразу стало понятно, кто и за что борется.

– Помимо попадания в плей-офф, на что будет ещё способен «Урал» в будущем сезоне?

– Задачи ставит руководство, я на себя такую ответственность брать не буду. У игроков одна задача – приходить, работать, выигрывать. Она банальная, прописная, наверное, уже всем надоела. Мы должны забить больше, чем соперник и первыми выиграть три партии. Если реально смотреть на вещи, то, конечно, надо прибавлять. У нас осталось много игроков, сейчас пойдут точечные усиления. Нам надо попыхтеть, поработать.

«БЫЛ БОЛЕЛЬЩИКОМ ГРАНКИНА И СОКОЛОВА НА ПЕРВОМ КАНАЛЕ»

– Расскажите, как вы оказались на шоу «Кто хочет стать миллионером»?

– Саша Соколов и Сергей Гранкин участвовали в шоу, а мы с Алексеем Королёвым, он сейчас работает статистиком женской команды в Казани, были в зрительном зале. Нам повесили микрофоны, мы были группой поддержки. Ребята выиграли Олимпиаду, многих спортсменов звали в эту программу.

– Как всё происходило? Вы зашли в студию Первого Канала, а дальше, что?

– Заходишь в гримёрную, лежат бананчики, кофе. Ты сидишь и ждёшь своей очереди, мимо тебя ходят известные публичные люди, которые участвуют в этом шоу или выходят из других студий. Приходит твоё время, ребята пошли, сели к Диброву. Мы-то в зрительном зале волновались, а они-то уж вообще переживали.

– Как снимается передача? Всё с первого дубля или если кто-то запнулся начинают заново момент снимать?

– Всё быстро, с первого раза, как прямой эфир. Не было никаких пересъёмок, потом уже всё монтируют и вырезают. Ждёшь ты больше, чем идёт сама игра. И тут дело не в том, что ребята плохо сыграли и ничего не выиграли (смеётся). Всех снимают быстро.

– Когда брали помощь зала, вы голосовали на специальном пульте?

– Нет, группе поддержки не дают пульты. Ребята брали все подсказки. Очень интересно было там оказаться.

– На каком вопросе засыпались Гранкин и Соколов?

– Я варианты ответов помню, а вопрос сформулировать не смогу. Там было про автомобильный двигатель, какая вещь за что-то отвечает. Жиклёр, трамблер, стартер и ещё какой-то вариант. Они на этом вопросе взяли подсказку, позвонили вроде Сергею Тетюхину. Он им подсказал неправильно. Я помню, что Дибров пытался им своим видом намекнуть, что они выбирают неправильный вариант. Но ребята, как в Лондоне, были твёрдо уверены в своих силах. И твёрдо ответили не верно.

– Сколько у них было денег на тот момент?

– Им не хватило одного ответа до несгораемой суммы в 200 тысяч рублей

– Когда всё закончилось, Гранкин и Соколов были расстроены, что не выиграли 200 тысяч?

– Больше смеха было. Были простые вопросы, на которые они с трудом отвечали. Я теперь понимаю, что хорошо сидеть дома на диване и горлопанить, что ты такой-сякой. А когда ты находишься в студии, то волнуешься и сыпешься на простых вопросах.

– В каком телевизионном шоу вы бы хотели принять участие?

– Да ни в каком. Если надо от клуба пойти, то пойду. Это в контракте прописано (улыбается). Я бы пошёл туда, где бы я точно выиграл. Для меня это главное. Можно пойти в «Поле Чудес». Но обязательно нужно победить.

– Болельщики «Урала» выдвигали вас на пост президента России. Вы в этом году ходили на выборы?

– Нет, на выборы я не ходил. Я считаю, что они прошли нечестно. Меня выдвигали в президенты, но в бюллетене почему-то меня не было. Наши болельщики – очень креативные люди. Я удивился тому, как в Уфе все фанаты относятся к игрокам с теплотой и пониманием. Мы действительно одна семья. Я видел, как за нас болеют и в других городах, когда мы ездили в турне по Башкортостану. Для меня это дорогого стоит. Я уверен, что в новом сезоне мы все вместе «Покорим вершину». 

ДОСЬЕ «БИЗНЕС Online»
Андрей ТИТИЧ
Ампуа: доигровщик
Дата рождения: 10 марта 1986 года
Место рождения: Ростов, Ярославская область
Карьера: «Динамо-МГФСО» (Москва) – 2005/06; «Кристалл» (Воронеж) – 2006/07; «Скат» (Владимир) – 2007/08; «Ярославич» (Ярославль) – 2008 - 2011; «Факел» (Новый Уренгой) – 2011 - 2014;  «Нефтяник» (Оренбург) – 2014/15; «Нижний Новгород – 2015/16; «Югра-Самотлор» (Нижневартовск) – 2016/17; «Урал» (Уфа) – с 2017 года.


Игры

Турнирные таблицы

Чемпионат России
Предварительный этап
М КОМАНДА ИГРЫ В  П  ОЧКИ СЕТЫ
1 Зенит-Казань 26 24(1) 2(1) 72 75-15
Белогорье 26 21(4) 5(1) 60 67-29
3 Динамо Москва 26 19(4)
7(1) 54 62-36
4
Факел 26 18(2) 8(3)
55 62-33
5
Зенит СПб 26 17(2) 9(1) 50 58-38
6
ЛОКОМОТИВ 26 15(2)
11(3) 46
56-45
7
Кузбасс 26 15(3)
11(3) 45
55-47
8
НОВА 26 14(9)
12(1) 34
49-56
9
Урал 26 13(3)
13(3) 39
51-49
10
Газпром-Югра 26 9(3)
17(4)
28 42-62
11
Динамо-ЛО 26 6(2) 20(6)
22 35-67
12
Енисей 26
6(1) 20(3) 20 32-65
13
Ярославич 26 4 22(5) 17 29-70
14
Югра-Самотлор 26 1(1) 
25(2) 3 16-77

Кубок России
Предварительный этап
 М КОМАНДА  ИГРЫ   ОЧКИ  СЕТЫ
1 Локомотив 2 6 6-1
2 Факел
2
3
3-4
3 Динамо-ЛО 2 0
2-6

Молодёжная лига
Кубок Молодежной лиги
м
команда
игры в п очки сеты
1 Локомотив-ЦИВС 3 3 0 9 9-1
2 Динамо-Олимп 3 2 1 6 6-3
3 Белогорье-2 3 1(1) 2 2 4-8
4 Факел-2 3 0   3(2) 1 2-9

Партнеры

               

Зарегистрировались на нашем сайте, а письмо с подтверждением так и не пришло? Тут Вам помогут.

Яндекс.Метрика